Промозглый осенний мрак нависал над скалистыми тундрами. И лишь когда была разгромлена армия Паулюса, а горизонт Тихого океана сразу после этого очистился от дымных японских иероглифов, командование уважило просьбу лейтенанта: Надо еще найти и приготовить судно. В книге было много карт, чертежей, фотографий рыбных косяков, над которыми кружились птицы. Лидер школьного ансамбля Паша Маслов нравился девчонкам. В четвертом купе всю ночь не гас свет; плотные шторы на окне были опущены наглухо, и табачный дым висел под потолком голубыми пластами.

Добавил: Mujora
Размер: 5.87 Mb
Скачали: 91624
Формат: ZIP архив

Памяти друзей-юнг, павших в боях с врагами, и светлой памяти воспитавшего их капитана первого ранга Николая Юрьевича Авраамова посвящает автор эту свою первую книгу. Океонский уходили из гаваней, как правило, по ночам, уходили в сумятицу тревожных всплесков, навстречу рвущимся от Шпицбергена ветрам, и промозглый мрак океана надолго поглощал их в своем безлюдном пространстве.

Они возвращались обратно в родные гавани, как правило, на рассветах, исхлестанные соленой пеной, с разлохмаченными снастями, и глыбы голубоватого льда сумрачно мерцали на их покатых палубах.

Иногда они не возвращались.

Девушки-радистки наши славные девушки в матросских блузахпобледнев от усталости, день за днем выстукивали в эфир знакомые позывные. Но военный океан умел хранить свои тайны.

Промозглый осенний мрак нависал над скалистыми тундрами. В тесных озерных лощинах нудно посвистывал ветер; внизу, под высокой насыпью, тревожно поблескивала стылая болотная вода. Замыкая состав, в конце длинной цепи тряских теплушек тяжко мотался на поворотах единственный пассажирский вагон. В желтоватых потемках внутри вагона колебались угловатые тени багажных полок, а съежившиеся от холода люди походили на большие узлы, кое-как разбросанные повсюду. В четвертом купе всю ночь не гас свет; плотные шторы на окне были опущены наглухо, и табачный дым висел под потолком голубыми пластами.

Лейтенант флота Артем Пеклеванный, подложив под голову мягкий парусиновый чемодан, зашнурованный по-корабельному, полудремал, полубодрствовал.

Под резкими ударами ветра скрипел расшатанный оконный переплет, похрапывали горные инженеры, едущие в Хибины, плакал ребенок в соседнем купе. Но почему-то каждый раз, когда он задавал себе океанкий вопрос, перед его глазами вставала карапасная палуба миноносца, щупальца обледенелых орудий, неустанно следящие за горизонтом, а в ушах росло и ширилось тонкое пение корабельных турбин.

Пикуль Валентин — Океанский патруль. Аскольдовцы

Пеклеванный уже видел себя на мостике корабля, бороздящего в глухую полярную ночь морскую пустыню, что пронизана тревогой и ветром. Пеклеванный еще не воевал. Перед самой войной окончил военно-морское училище и с тех пор служил на кораблях Тихоокеанского флота. Когда началась война с Германией, лейтенант подавал патрууль за рапортом с просьбой перевести его на действующий флот. И лишь когда была разгромлена армия Паулюса, а горизонт Тихого океана сразу после этого очистился от дымных японских иероглифов, командование уважило просьбу лейтенанта: Это слово в те дни произносилось почти океарский благоговением.

Книга «Океанский патруль» — Пикуль Валентин Саввич скачать бесплатно

Каждый, кто странствовал в теплушках, помнит эти военные этапы, когда глаза искали сначала не название станции, а выразительную надпись, накарябанную на доске паровозным углем: Он был невысок ростом, патрудь зато широк в плечах. Острые загорелые скулы выступали на его лице, выбритом по флотской манере до блеска. Он толкнул клинкет двери в сторону и, мягко ступая, вышел в коридор.

Повсюду лежали и сидели солдаты резервной Полярной дивизии. Переступая океанскйи спящих, Артем добрался до конца вагона и распахнул дверь. Уши сразу заломило от гула железа, ходившего под ногами, свежо пахнуло запахами осенней тундры. Ухватившись за поручни, лейтенант перевесился наружу, пытаясь разглядеть в темноте приближающуюся Кандалакшу.

  ИАР ЭЛЬТЕРРУС АУДИОКНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Неожиданно разъехались на стрелках рельсы, во тьме печально протрубил рожок, и поезд ворвался на станцию. Мимо поплыли изогнутые шеи водоналивных колонок, смутно забелели вокзальные пакгаузы.

Какие-то люди, крича, бежали патпуль вагоном, подбрасывая на спине уродливую поклажу. Быстрым шагом прошел на посадку матросский отряд. Перед глазами Артема мелькнули взвихренные ленты бескозырок, матовым глянцем блеснуло оружие, и матросы исчезли во тьме, внеся в вокзальную суматоху спокойствие и какую-то настороженность. Не прошло и минуты, как ударил гонг, издалека донесся свисток, и перегруженный состав, лязгая буферами, отшатнулся назад, точно пробуя силы.

И в тот же момент дверь тамбура содрогнулась под ударами кулаков:. Лейтенант рванул дверь, и сразу же несколько рук поставили на площадку женщину среднего роста, закутанную в белый шерстяной платок.

Потом, уже на ходу поезда, в тамбур кинули тяжелый бумажный сверток. Артем подхватил его на лету, а новая пассажирка звонко крикнула в сторону уплывающего вокзала:. Отставший от состава матрос с громадным чайником в руках бежал по шпалам, высоко подпрыгивая на рельсовых стыках.

И, забрав в зубы ленты бескозырки, рванулся. Артем неотрывно следил за ним, пока тот не догнал свою теплушку. А справа, покрытые искрометными шапками снегов, величаво поднимались к небесам Хибины. Здесь эшелон двигался медленно, подолгу стоял на полустанках, уступая дорогу идущим на юг товарным составам.

Встречные поезда обдавали воинский эшелон паром и грохотом, волоча за собой тяжелые платформы, груженные кировскими апатитами. На одной из таких стоянок Пеклеванный долго бродил по перрону, потом купил стакан вялой прозрачной морошки и вернулся в купе. Было еще рано, но женщина уже проснулась и, сидя на нижней полке, пыталась заново упаковать свой разлохмаченный пакет.

Артем принялся завтракать, поглядывая в окно, где солдаты эшелона облепили ближайшие сопки, собирая в котелки бруснику. Шипение Имандры и гудение ветра, дующего с хибинских отрогов, едва слышались в купе. Женщина старательно возилась с пакетом. Желая завязать разговор и не зная с чего начать, Артем заметил:. И узлы, которые мы вяжем, загадочны, как людские судьбы…. Пеклеванный взялся за дело обстоятельно.

Он распутал пакет от бумаги и увидел, что в нем лежит несколько экземпляров одной и той же книги. Я как раз автор этой книги.

О книге «Океанский патруль»

Прошу только не счесть это признание за нескромность. Это уж как бы в порядке знакомства…. А что же тут странного? Повернув к себе серую невзрачную обложку, Пеклеванный сначала прочитал имя автора: С любопытством перелистав несколько страниц, он хмыкнул. Он внимательно взглянул на спутницу и мысленно попытался увидеть ее в грубой штормовой одежде на скользкой обледенелой палубе траулера, но не смог.

Что изменилось в промысловой разведке? И сколько траулеров с нашими парнями уже нашло себе могилу на старых довоенных банках…. Война же заставила искать рыбу там, куда раньше траулеры совсем не заходили. Большие горящие глаза, обведенные тушью усталости, резко выделялись на бледном лице. И было видно, что эта женщина совершила утомительный путь и этот путь еще не кончился: Кипяток тонкой, перекрученной в винт струей бежал в большую кружку, на дне которой плавились куски сахара.

Рябинина, с сочувствием посмотрев на незнакомку, продолжала:. Сначала это сочли просто за удачу, потом туда потянулись другие капитаны, и теперь эта рыбная банка так и называется: А как фамилия вашего мужа?

  ФИЛЬМ ЧУЖАЯ БЕЛАЯ И РЯБОЙ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Может, он на другом траулере? Разговор долго не клеился. И только когда Артем напомнил: Вы понимаете, лейтенант, теплая ветвь Гольфстрима продвинулась к востоку на целую сотню миль, а вместе с нею продвинулись и косяки рыбной молоди. На море идет война; корабли и самолеты ежедневно сбрасывают в пучину тысячи тонн взрывчатых веществ. Вполне возможно, хотя это и не доказано, что рыба, пугаясь звуковых колебаний, уходит все дальше в поисках новых кормовых районов.

Море сблизило их и породнило. Артем узнал, что Ирина Павловна так звали его спутницу собирается в конце этой осени уйти в экспедицию; что возвращается она из Архангельска, где печатали ее книгу; спешит в Мурманск, где ее ждет сын Сережка и на днях должен вернуться с промысла муж.

«Океанский патруль 1. Аскольдовцы» Валентин Пикуль

Кто оградит вас в открытом море? На одной станции в купе вошел английский летчик, сбитый в недавнем воздушном бою над тундрой. Солдаты вытащили его из чарусной пади, и теперь он направлялся на свой аэродром.

Англичанин вошел в купе, волоча за собой тяжелый меховой комбинезон, облепленный зеленым болотным цветением. У летчика было приятное лицо с юношеским румянцем во всю щеку и жидкие светлые волосы, гладко зачесанные к затылку. Уши, наверное, были обморожены и шелушились. Летчик внес в купе едкий запах авиационного бензина и горелой кожи комбинезона.

Он и сам, очевидно, понял это и, вежливо склонив голову, обратился в сторону женщины:. Достав смятую пачку сигарет, на которой была изображена охота на тигра в джунглях, летчик повертел в пальцах сигарету, но так и не закурил.

Плечи у него вдруг как-то опустились, и он устало закрыл лицо ладонью. И когда он отвел ладонь, то вместо моложавого лица беззаботного томми Пеклеванный увидел по-стариковски хмурое лицо с плотно стиснутыми губами. Здесь могут летать одни русские. Но это было над Ла-Маншем. Но зато и такой обстановки, как здесь, еще нигде я не встречал… Эти ночи без сна, эти снежные заряды, эти наглые фрицы, которые не сворачивают с курса даже тогда, когда идешь на них в лоб!.

Нет, здесь небо не по мне!. Англичанин вытер губы и, устало махнув рукой, повторил, ни к кому не обращаясь:. Заметив, что офицер смотрит на него удивленно, летчик подсел к нему ближе и без всяких предисловий, с горячностью и откровением, не свойственными англичанину, заговорил. Он сказал, что немецким самолетам требуется всего три с половиной минуты для того, чтобы подняться с финского аэродрома в Луостари и долететь до Мурманска.

Эти месяцы, проведенные им в Заполярье, окончательно измотали его: Он летал в полярном небе вместе с русским асом Сгибневым… И, рассказав обо всем этом, летчик неожиданно пришел к мысли, что не понимает советских людей. Да и стоит ли эта земля того, чтобы так за нее цепляться?. Может быть, вы слышали про нашего писателя Дева Марлоу?